Как мы ищем искренних милиционеров среди аттестуемых: Громадське радио

Screen Shot 2016-01-30 at 14.08.00

Интервью на Громадском Радио (укр)

Прямой эфир из Хмельницкого

Краткое интервью про переаттестацию, какие должности мы относим к рисковым категориям и каковы гендерные особенности, заметные в процессе переаттестации.

Интервью на Громадском про переаттестацию

Интервью о переаттестации на Громадском — немного про сложности с примесью своего клинического оптимизма.

 

Милицейская переаттестация: 5 выводов для реформы образования

Недавно был опубликован список цитат из аттестационных собеседований с сотрудниками милиции. Цитаты эти иллюстрируют всю печаль правоохранительной и образовательной систем, как впрочем и общий уровень развития общества. Они разошлись как горячие пироги, и народ смакует их как новую коллекцию анекдотов, смеясь над той болью, которую трудно выразить. Например над тем, что многие из этих людей не получили нормального школьного образования как в селах так и в городах, что высшее образование в ведомственных (и не только) ВУЗах не добавило мощности в их умственные способности. Смеясь над этими цитатами, мы горюем, что мы так долго терпели это хамство и тупость в стражах порядка. И дело то не в том, чтоб уволить Васю или Петю, который так не далекогляден. Дело в том, как сделать, чтоб новое поколение детей было другим — и да, это не про мили- или поли- цию, это про образование. Наше образование. Общее.
Screen Shot 2016-01-17 at 19.21.13

Фото: www.euam-ukraine.eu

 

Continue Reading →

Телефонный комментарий по поводу процесса прохождения переаттестации в Киеве Запорожскому каналу

Слушать-смотреть с 34й минуты. Интервью Запорожскому телеканалу Алекс

Screen Shot 2016-01-17 at 19.16.10

10 удивлений члена аттестационной комиссии Национальной Полиции

Фото: Корреспондент.нет

Фото: Корреспондент.нет

Уже почти два месяца я в составе аттестационной комиссии ежедневно провожу собеседования  30 человек и еще несколько десятков фильтрую заочно. В какие-то дни я ухожу домой уставшая и опечаленная низким уровнем кандидатов, в какие-то — окрыленная встречами с невероятными людьми, которые не понятным для меня образом оказались в милиции и продолжают там работать.

Переаттестация милиции в полицию —  прецедент, который либо загубит все благие намерения и надежды на реформу, либо создаст пример для подражания  другим сферам и ведомствам. Это непростая, но очень интересная работа — видеть  много разных (правда, иногда и очень похожих друг на друга) людей, говорить с ними о прошлом и будущем их работы.

Вследствие подписки о неразглашении, я не могу делиться персональными подробностями, но думаю, что людям интересен взгляд изнутри потому и решила написать о некоторых вещах, которые меня удивили в этом процессе.

  • Никто не звонит, ни о ком не просит. Сначала я все время ждала, что кто-то   будет  вмешиваться, но спустя пять недель, мы не получили ни одной разнарядки сверху по поводу того, кого оставлять или увольнять. Есть только критерии, стандартный набор документов, результаты тестов, гугл и возможность говорить с человеком 15 минут.
  • Кроме вариантов «уволить» или «оставить», есть еще «повысить» и “понизить”. Это был, пожалуй, самый приятный сюрприз. Мы не только решаем кому уйти, но можем также сглаживать перекосы системы иного порядка — когда люди находятся не на своем месте — понижать или повышать их. На собеседование мы часто вызываем людей с гипотезой на повышение — когда их баллы по тестам кажутся слишком высокими для занимаемой ими должности, и в некоторые дни доля  кандидатов, которых мы рекомендуем повысить  достигает 25%. Не часто, но такие дни бывают. Иногда количество людей, которых мы рекомендуем повысить соизмеримо с количеством людей, которых мы рекомендуем уволить.
  • Кандидаты, которые превосходят ожидания комиссии, зачастую выходят из комнаты в шоке от того, что их похвалили, вдохновили учиться и развиваться дальше. Это явно не привычная практика для милиции. Там не хвалят, там обычно только ругают. Многие напряжены и ждут чего-то нехорошего, а выходят с улыбкой и расправленными плечами.
  • Судя по изучению личных дел и собеседованиям около тысячи сотрудников разных служб и уровней, высшее образование, особенно в милицейских ВУЗах, плачевного качества. Многие, особенно совсем молодые сотрудники, недавно закончившие ведомственные ВУЗы, сдают тесты и по общим навыкам, и по законодательству на неприемлемо низкие баллы. Это говорит о том, что корочка у них есть, а образования нет. Мы в комиссии иногда шутим, когда видим высокий балл по тесту на законодательство, что, вероятно, кандидат, заканчивал не милицейский ВУЗ или не юридическую специальность (агрономы или педагоги лучше разбираются в законодательстве, чем юристы), и во многих случаях эта шутка отражает реальность. Печаль состоит в том, что для продвижения по службе приоритет имеет степень из ведомственного ВУЗа.
  • Женщины-сотрудники по ряду показателей зачастую выше мужчин на голову, но как правило сидят на одних и тех же должностях годами без продвижения.
  •  Отработав и отучившись в украинской и западной системах образования, я много знаю о пользе и ограничениях применения тестов, но не перестаю удивляться как часто баллы по тестам совпадают с восприятием уровня человека при личном знакомстве. Исключения тоже есть, но они на уровне статистической погрешности.
  • Отлаженная работа представителей неправительственных организаций, национальной полиции и МВД внутри комиссии и в общем согласие о том, что такое хорошо и что такое плохо, но при этом присутствие здорового обсуждения и разных точек зрения. Сначала я была насторожена тем, как мы сработаемся вместе, но общая логика и понимание цели переаттестации позволяет находить общие знаменатели в решениях комиссии чаще, чем можно было ожидать. Бывший топ-менеджер большого банка с 30 летним управленческим стажем, представляющий общественную организацию, и высокого уровня оперативник уголовного розыска из министерства с таким же стажем часто голосуют за решение одинаково.
  • Самый сложный вопрос для милиционеров: «Что Вам нравится в Вашей работе?» Зачастую они не находятся что сказать, а нелюбимую работу трудно делать хорошо.
  • Самые стандартные ответы, которые мы получаем по несколько десятков раз в день: «Мечтал стать милиционером с детства,» «Нравится помогать людям,” но вопрос «почему население не чувствует той самой помощи, ради которой большинство стало милиционерами,” часто вводит в ступор.
  • Я никогда в жизни не видела так много (а) людей, чьи интеллектуальные и эмоциональные показатели настолько низки, что я не могу придумать для какой работы они были бы хороши и (б) людей с высоким потенциалом, абсолютно не верящим в себя и не прилагающих усилий к собственному росту. Я часто думаю об их родителях, не приучивших их к тому, что любой труд дает результат, что развитие и рост — дело всей жизни, что нужно выбирать профессию по зову сердца и добиваться чего-то в ней — чтоб было интересно жить и работать.

Continue Reading →

Интервью про аттестацию милиционеров на Громадском радио

http://hromadskeradio.org/donbass/ezhednevno-pri-pereattestacii-milicionerov-my-predlagaem-povyshenie-ekspert 

Алексей Бурлаков: Какие результаты переаттестации милиции?

Анастасия Леухина: Уже две недели проходит переаттестация милиционеров в полицейских в Киеве и Киевской области. Мы принимаем около 35 людей в день. Все сотрудники должны пройти 3 теста: на общие навыки (позволяет оценить общее мышление и логику человека), на знание законодательства и тест на благонадежность. После прохождения тестов, они приходят на собеседование. Перед членами комиссии — весь послужной список и результаты тестов, поэтому мы можем поговорить о мотивации людей. Continue Reading →