«Зачем нужна школа?» и еще 4 вопроса родителям, которые задумываются о хоумскулинге

Зачем нужна школа

Однозначный ответ на вопрос «зачем нужна школа?» дать тяжело. Для одних родителей это место, где ребенок получит знания о мире или сможет разобраться с собой, для других – способ освободить себя от дополнительной нагрузки. Понимание предназначения школы у родителей и детей может различаться кардинально, и этот момент стоит обязательно учитывать, выбирая форму обучения для своего ребенка. Последние несколько лет в Украине все чащеговорят о хоумскулинге. Формат домашнего обучения активно поддерживает адвокационная кампания «Освітній експеримент». Ее основательница, координаторка социальных и реформаторских проектов Анастасия Леухина – мама 13-летнего Клима, который ушел из школы 4 года назад. Оглядываясь на опыт этих лет, она сформулировала пять вопросов, ответы на которые должны помочь родителям и детям найти удобную для них форму обучения.

1. Зачем вам ребенок, и зачем ребенку вы?

В этом вопросе я выделила для себя три приоритетных аспекта, на которые стоит смотреть, выбирая формат обучения.

Субъектность: кто принимает решения и оказывает влияние? Ваш ребенок – он субъект или объект? Они принимает решения сам, или это за него делаете вы? Отвечая на эти вопросы, вы поймете для себя, кто ответственен за выбор, и, кто решает, как учиться.

Сила: ребенок нужен вам, чтобы ощутить свою силу, или, чтобы помочь ему ощутить его собственную? В отношениях родителей и детей проявления силы очень разные, и здесь важна осознанность. Модели семей все разные, и я не говорю, что какая-то из них хорошая, а какая-то плохая. Но, думаю, что родителям, которым ребенок нужен, чтобы проявлять свою силу, ни в коем случае не стоит переводить его на домашнее обучение. Continue Reading →

Как сделать детскую благотворительную барахолку в своем дворе: 10 шагов

Лайфхаки от основательницы проекта «Освітній експеримент» Анастасии Леухиной

deti-blagotvoritelnost-670x351-1

Как это сделать

Наши друзья по проекту «Освітній експеримент», основатели Детской технической студии и первого альтернативного класса из Славутича Наталья и Олег Соломатины, решили создать новый драйв и качество отношений в своем тихом славутичском сообществе и организовали на углу сквера в соседнем дворе здоровскую тусовку — детскую барахолку. На ней дети могли обменяться и продать свои старые и ненужные игрушки, познакомиться, подружиться, найти общие интересы и помечтать о будущих совместных проектах. Такие микробарахолки могут стать началом бОльших совместных акций: кружков, клубов, посиделок, велопоходов или даже альтернативных классов. Короче говоря, если вы хотите познакомиться с соседями и найти единомышленников, стоит попробовать. И дети, и взрослые получают массу удовольствия и радости в выходной день.

Куда направить средства Continue Reading →

Смех сквозь слёзы. На что похожа работа больничного клоуна

thumbктёр и педагог Роман Александров рассказал Фокусу, что такое больничная клоунада, как меняет человека яркий костюм и накладной нос и про ощущение счастья от занятий «ерундой».

Роман Александров  — уроженец Петербурга, работает больничным клоуном и педагогом. Он приехал в Украину по приглашению Анастасии Леухиной, соавтора общественной кампании #пуститевреанимацию. Почти год группа активистов боролась за то, чтобы сделать реанимации украинских больниц доступными для родных и друзей лежащего в отделении интенсивной терапии больного. В итоге появился приказ Минздрава №592, разрешающий круглосуточный доступ к больным. Но родственники тяжёлых больных зачастую сами нуждаются в поддержке. В развитых странах существуют специальные люди, призванные поднимать настроение таким пациентам и их близким — больничные клоуны. Сейчас клоуны появились и в украинских стационарах. «В детстве я долго лежал в реанимации, туда никого не пускали, и это было ужасно. Моей маме говорили: «Ну что вы расстроились, женщина? Ну, родите ещё», — рассказывает Роман Александров. С тех пор он боится врачей и больниц, но снова и снова надевает красный клоунский нос и идёт к больным детям.

Почему ты решил выбрать столь необычную профессию?

— Я узнал о наборе в школу больничных клоунов. Попасть туда хотела сотня желающих, а отобрали 12 человек. Я вообще не собирался участвовать в конкурсе, мне было просто интересно, поэтому пошёл на собеседование со знакомой актрисой. К прослушиванию я, честно говоря, не подготовился. Стал рассказывать стихотворение о мальчике, который спас козу от пиратов. Сбивался несколько раз, и в какой-то момент надо мной стали просто ржать. Не потому что я смешной, нет. Мне было неловко, я ужасно покраснел. А потом меня взяли на курс больничной клоунады.

Как давно существует «должность» больничного клоуна?

Больничной клоунаде около 40 лет, но, когда я стал клоуном, ещё не знал этого. Есть фильм «Целитель Адамс» о первом больничном клоуне, он основан на реальных событиях. 37 лет назад доктор Адамс вдруг решил, что хорошее настроение — залог выздоровления. Он стал придумывать всякие безумства в своей больнице, в том числе надевал нос, становился клоуном, смешил взрослых и детей.

Кстати, доктора и артисты до сих пор спорят о том, кто на самом деле был первым больничным клоуном. Потому что примерно в то же время нью-йоркский доктор пригласил своего друга — артиста цирка Майкла Кристенсена прийти на ежегодный праздник в больнице. Кристенсен уговорил врача дать ему белый халат и объявить его как профессора, знатока медицины. И вот он вышел к аудитории, стал копаться в саквояже, и в этот момент с него упали очки. Кристенсен «с головой» залез в саквояж, а когда «вынырнул» из него, все увидели на его лице клоунский нос. Зал, который с недоумением наблюдал за маразматиком-профессором, конечно, расхохотался. С тех пор Майкл стал заходить в эту больницу, работать там. Continue Reading →

Я навчаюся вдома

t15BJBoZVFhpAjm98q1qgQ-default

«Ми не проти школи. Ми за індивідуальний підхід»: 12-річний Клим Леухін – про чотири роки без школи і навчання із тьюторами

Чотири роки тому Анастасія Леухіна ухвалила рішення забрати сина Клима зі школи і перевести його на навчання вдома.

У розмові з The Village Україна мама і син розповідають про особливості дистанційного навчання та стереотипи, пов’язані із навчанням поза школою.

«Я не уявляв, як це може бути – не ходити в школу»

АНАСТАСІЯ ЛЕУХІНА: Одного чіткого моменту, коли ми вирішили залишити школу, не було. Але третій клас Клим закінчував із важким серцем.

КЛИМ ЛЕУХІН: Мені не подобалося ходити в школу. Навчання мені не йшло. В один момент я подумав, що нічого не можу, і вирішив сховатися на останній парті.

АНАСТАСІЯ: У мене в житті є принцип: я не боюся експериментувати і пробувати. Буквально за кілька тижнів до 1 вересня ми подумали, що можна спробувати навчатися вдома. Завжди можна було повернутися, якби спроба виявилася невдалою.

КЛИМ: Я закінчив третій клас, пішов на літні канікули. Коли вперше почув, що більше не піду в школу, дуже-дуже здивувався. Я такий: «О, цікаво!». Не уявляв, як це може бути – не ходити в школу.

АНАСТАСІЯ: Коли ми почали навчатися вдома? За кілька тижнів до 1 вересня. Ми повинні були спочатку перевірити, як це працює.

КЛИМ: Перший день домашнього навчання я зараз не пам’ятаю. Це було чотири роки тому. Але загалом добре пам’ятаю перший рік навчання.

АНАСТАСІЯ: Спочатку було непросто.

КЛИМ: Складно було звикнути до того, що не треба щоранку пішки ходити до школи. Не треба десь бути щодня о 8:30. Та найскладніше було звикнути до того, що треба самостійно організовуватися.

Continue Reading →

Подальше от коллектива. Зачем украинцы переводят детей на домашнее обучение

домашня освіта в україні

Недавно стартовавшая реформа образования предполагает разные форматы обучения. В частности, закон о новой украинской школе допускает возможность домашнего обучения. Раньше такой подход к учёбе допускался лишь в виде исключения — как правило, в связи с серьёзными медицинскими показаниями. Теперь же достаточно желания родителей и ребёнка. Но это в теории. На практике у школ есть проблемы с внедрением новшеств, да и у общества неоднозначное отношение к альтернативным формам обучения.

О том, что на самом деле представляет собой домашнее обучение, мы поговорили с преподавателем и активистом Анастасией Леухиной. Её сыну Климу 12 лет, он семиклассник, уже четыре года учится дома.

Почему ушли из школы

В третьем классе учительница Клима сказала мне, что я должна научить его писать. И я задумалась: а чем же тогда она занималась эти три года? Ребёнок тратил на школу по 6–8 часов в день, плюс домашние задания. При этом часть уроков заменялась просмотрами мультиков, какое-то время занимали коммерческие спектакли, которые проходили во время уроков.

Я испугалась, когда поняла, что в какой-то момент сын просто сдался. Он сидел на последней парте, говорил, что у него ничего никогда не получится. Мне очень хотелось вывести его из этой безнадёжности и дать возможность поверить в себя.

Школа нарушала право на человеческое достоинство.Например, учеников не выпускали в туалет, учительница считала нормальным обсуждать одежду других детей или злословить по поводу их родителей при всём классе. После одного неприятного инцидента я поняла, что от ребёнка ожидают беспрекословного послушания. Меня это сильно возмутило, я осознала, что не хочу растить ребёнка-робота.

Continue Reading →

Как в Кабмине надругались над конкурсом на Уполномоченного по гендерным вопросам

13 ноября департамент кадрового обеспечения Кабинета Министров вывесил объявление о вакансии Уполномоченного по гендерным вопросам и дал людям аж 5 рабочих дней – до 20-го – на то, чтоб они узнали о ней и подались.

Больше 5 месяцев молчания прошло с момента релиза новости о создании такой диковинной по местным меркам должности, и теперь претендентам дано 5 рабочих дней для того, чтоб оформить все документы и решиться.

 

Должность была анонсирована в июне, и не понятно что мешало такому большому монстру с таким большим штатом объявить этот конкурс раньше, приложить хоть малую долю усилий, чтобы люди узнали об этой новой и важной роли. И чтобы потенциальные кандидаты могли взвешенно принять решение и подготовить документы.

Медиа об этом практически не сообщили или сообщили так, что чуть ли не единственными источниками информации оказалась херсонская газета «Вгору», твиттер ресурсного центра «Гурт» и еще несколько неприметных ресурсов. «Укринформ» и «Интерфакс», правда, тоже были, но это практически исчерпывающий список. И он критично мал.

Позиция эта вводится в штатное расписание под давлением Запада и с прицелом на то, что положения о недискриминации, инклюзивности и гендерном равенстве таки начнут внедряться в жизнь, выходя за рамки красиво сформулированных документов.

Денег, как я понимаю, у этого Уполномоченного в распоряжении нет, даже штата нет, но собственный бланк для писем и дорадчий голос есть, если верить положению Кабмина о его статусе. Есть ранг и уникальная историческая возможность что-то поменять в гендерных вопросах.

По большому счету у Секретариата есть выбор: взять чиновника для галочки или найти борца за идею.

Continue Reading →