Уроки лидерства за штурвалом корабля

Выигрывает не тот, у кого самая высокая скорость. Лучший — тот, кто умеет вести корабль и людей при любой погоде и в любом ветре

Я стою у штурвала старой доброй Голландии. Это моя вторая поездка помощником матроса на судне. Благодаря работе с веревками и парусами, благодаря балансированию судна с помощью специальных швертов, я многое узнаю о лидерстве, и мне хочется поделиться этими уроками.

Присутствуй в моменте

Наш капитан — 45-летняя Эвелин. Она показывает мне, как управлять идущем на парусах судне. Она 23 года ходит под парусами, из них 20 — капитаном собственного судна, Голландии. Легкость и грациозность, с которой она крутит штурвал, создает ложное впечатление, что это просто. Эвелин умеет делать на этом корабле все, она установила туда новый мотор, перебрала в нем всю механику, она чинит абсолютно все без внешней помощи и очень трепетно относится к техническому состоянию и порядку на корабле.

Тебе нужен максимальный фокус на том, что происходит. Полное, глубокое присутствие в моменте, — говорит Эвелин.

Что ты отслеживаешь, когда стоишь у руля? Continue Reading →

Фрики или смерть школы? Почему украинцы массово переходят на домашнее образование

В Украине все больше школьников выбирают обучение на дому. Однако порой ни дети, ни их родители не понимают, на что они идут

Фото: imena.guru

Хоумскулинг, или домашнее образование, сегодня переживает настоящий бум. По данным МОН, сегодня в Украине детей, находящихся на таком обучении, насчитывается более 54 тыс., в том числе свыше 10 тыс. в столице. Так почему же родители забирают своих детей из традиционных школ?

Школа, прощай!

Хоумскулинг — это обучение ребенка в семье силами родителей, иногда — с привлечением профессиональных учителей. Основная особенность мирового семейного образования в том, что учебную программу и ее наполнение определяет семья ученика. У нас все по-другому: дети учатся в семье по программе государственного стандарта, которую родители не имеют права оспаривать, но имеют возможность дополнять и расширять, поскольку МОН требует выполнения госстандарта.

По словам главы ОО «Горизонталі. Освітній експеримент» и преподавателя Киевской школы экономики Анастасии Леухиной, сын которой уже шесть лет обучается на дому, есть несколько причин, из-за которых родители во всем мире, и в Украине в том числе, выбирают домашнее обучение. Основная — это недовольство тем качеством знаний, которое дети получают в современных школах.

Continue Reading →

Як підвищити ефективність роботи батьківського комітету

Коли мій син навчався у школі, мені здавалося, що єдине завдання батьківського комітету – приймати замовлення від адміністрації школи, збирати і витрачати чужі гроші. Не свої, не загальні, а саме чужі.

Збирати і витрачати без жодних звітів та консультацій з тими, з чиїх гаманців ці гроші автократично вилучалися.

Моя колега з Тернополя поділилася іншим досвідом роботи батьківського комітету. Її історія про те, що основний сенс реформи – у перезапуску системи відносин у трикутнику “школа-діти-сім’ї”, і найменше, що може зробити кожен батько чи мати – додати свою частину в цей процес. Нехай не все і не відразу, але потроху змінювати. Ця історія про те, як одна молода жінка привнесла краплю управлінської ефективності та здорового глузду в роботу батьківського комітету свого класу.

Ганні 30, її донька минулого року пішла в перший клас. Вона – співвласниця середнього бізнесу у сфері послуг. Коли на перших зборах запитали, хто хоче ввійти в батьківський комітет, вона, без жодного розуміння, куди йде, підняла руку.

Питання стояло “хто буде жертвою цього року?”, і традиція говорила, що ти стаєш рабом батьківського комітету і руками для різних брудних справ на кшталт пофарбувати, помити, купити. Проте вона перевернула роль члена батьківського комітету з голови на ноги, що й цінно. Continue Reading →

Зачем дарить подарки учителям

Если у кого-то спросить, что означают эти подарки, никто не сможет дать ответ. Но продолжает скидываться, ведь так делают все

Мой первый учительский опыт был в 16. Благодаря хорошему английскому я начала работать в частной группе детского сада. Я просто разговаривала с детьми на английском.

Первый и единственный подарок за почти 20 лет преподавательской работы я получила тогда же, в 16. Беспокойная мама одного активного ребенка втихаря сунула мне бутылку. Это был ликер киви химически зеленого цвета, популярный в 90-е. Я помню эту бутылку до сих пор. Она отказалась принять ее обратно, я отказалась взять ее, поэтому она еще какое-то время болталась в детсадовском шкафчике пока кто-то не нашел ей применение.

Я не совсем понимала, что она хотела сказать этим подарком. Расплатиться за дополнительные усилия в отношении ее гиперактивного ребенка? Добиться большего внимания или особенного отношения? Что она хотела взамен?

Будучи ребенком сама, я чувствовала, что эта бутылка создавала дополнительные ожидания и обязательства. Не совсем ясные и прозрачные для всех сторон сделки. Continue Reading →

Я — самостоятельная мама: истории трех успешных и счастливых женщин

«Мать-одиночка», «неполная семья» — именно так очень часто называют женщину, которая воспитывает ребенка без мужа. Героиня статьи Анастасия Леухина предлагает заменить эти дискриминационные термины на более приемлемый — «самостоятельная мама». Мы попросили трех современных самостоятельных мам рассказать, как им удается выруливать и при этом быть счастливыми.

Анастасия Леухина

соучредитель платформы «Образовательный эксперимент»,
преподаватель Киевской школы экономики, мама 13-летнего Клима

 

Как-то в государственном учреждении я столкнулась с формулировкой «ребенок из неполной семьи». Меня очень задело это «неполная семья». Я начала думать, а что меня так сильно раздражает в этой фразе, и поняла, что это не про меня и моего сына. Семья может быть в разных комплектах, но ее полноту определяет не комплектность: вокруг очень много семей с мамой и папой, но по сути они не добавляют семье полноты. Важны не количество и возраст людей, а то, что эти люди в семью привносят. У меня есть ощущение, что я создаю качество полной семьи для своего сына и для себя, несмотря на то, что воспитываю его без отца.

Другая формулировка — «мать-одиночка». Это советский штамп, который очень обесценивает женщину.

Обе эти формулировки ассоциируются с бедностью, незащищенностью, с тем, что с этой женщиной не все хорошо, потому что она не смогла сохранить семью и удержать мужчину. В таких представлениях очень много стигмы. Тогда как самостоятельная мама на самом деле выруливает и справляется.

Continue Reading →

Медики: травмированные образованием

Самой большой трудностью в реформе медицинских услуг будет не законодательство и не финансирование

11 месяцев еженедельных дискуссий и проб наладить внутреннее обучение для медперсонала в Охматдете привели меня к нескольким неожиданным выводам о том, почему самой большой трудностью в реформе медицинских услуг будет не законодательство и не финансирование.

Самым большим вызовом, как и во всех других реформах, будет изменить поведение сотрудников внутри больниц. Единственный способ – обучить их. Но это непросто.

Мы имеем дело с людьми, травмированными плохим образованием и очень плохим опытом повышения квалификации. Пока эти травмы не будут проработаны, методы и смыслы не приобретут новых форм, а способы работы с взрослыми не проникнут в практику преподающих, мы будем биться головой о стену непонимания и саботажа. Биться и ругать их. Вместо того чтобы менять свои подходы в преподавательской работе.

Continue Reading →

Возможно ли мотивировать подростков? Опыт Анастасии Леухиной

Эту неделю я провожу с кучкой 10 — 15-летних подростков на хуторе. Кемп имеет приставку «релакс» и название «Практикум свободы».

Я закупаю лучшие продукты в Киеве, с любовью выбираю овощи на черниговском рынке и заказываю бездрожжевой хлеб в любимой частной пекарне, потом вожу и забираю детей с поезда. Я фасилитирую в течение дня, разбираюсь с кучкой бытовых неурядиц и напряжений — у детей и у их родителей.

Иногда я задумываюсь, насколько рационально использовать свое время на все это, вместо того чтобы отдохнуть, просто побыть со своим сыном или выполнить очередной кусок работы?

Continue Reading →

Полуоткрытые двери

С 2016 года реанимации официально открыты для посетителей. Фокус узнавал, как это работает на практике и что делать, если врачи не хотят пускать к больным

В конце апреля киевлянка Валерия Квасневская попала с годовалой дочерью Эммой в детскую клиническую больницу №1 на Оболони. У девочки была высокая температура и тяжёлая анемия, ей четверо суток кололи антибиотики, переливали кровь, ставили капельницы. Вскоре в палате, где лежали мама с девочкой, появился новый пациент с подозрением на корь, для профилактики нужно было прокапать иммуноглобулин. Ребёнок уже был весь исколот, катетер выпал, поэтому Валерия обратилась к медсестре с просьбой поставить новый. Та сама не рискнула это делать и унесла Эмму в реанимацию. Валерию внутрь не пустили, хоть она и звонила в дверь, стучала и кричала. 20 минут Квасневская простояла под дверью, слушая, как разрывается от крика её дочь, а мужской голос, по её словам, орал: «Закрой рот, тварь!»

20 минут Квасневская простояла под дверью, слушая, как разрывается от крика её дочь, а мужской голос, по её словам, орал: «Закрой рот, тварь!»

Continue Reading →

Тиждень з 13 підлітками: уроки і висновки

Останній тиждень я провела з купкою підлітків від 10 до 15 років на далекому хуторі. Настільки далекому, що туди ні інтернет, ні мобільний зв’язок не долітають.

Ми звикли вважати, що дітям для щастя потрібні розваги і спецефекти, патерналістський догляд і турбота, що дорослі завжди знають краще, а діти — лише об’єкт заподіяння цього добра. Насправді діти втомилися. Вони втомилися від того, що ринок освіти і розваг пропонує їм дві крайності: або жорстке утрамбовування голови знаннями, або бажання догодити короткостроковими видовищними спецефектами. Вони втомилися від того, що у них немає права голосу і що вони не можуть впливати на своє життя, меню і оточення — за них все роблять дорослі. З найкращими намірами. Вони хочуть поваги і прийняття, а отримують гіперопіку. Вони хочуть вчитися конструктивно конфліктувати, а натомість відточують навички маніпуляції.

Continue Reading →

Что нужно подросткам?

Эту неделю я провела с тринадцатью подростками от 10 до 15 на хуторе.

Я изучала их запросы и потребности, экспериментировала с подходами и форматами, чтоб понять – как с ними жить и работать? Что можно сделать, чтоб заинтересовать и мотивировать? Как выстроить отношения без потери своего ранга и веса? И как поддержать их во взаимодействии друг с другом?

Мы привыкли считать, что детям для счастья нужны развлечения и зрелища, уход и забота, что мы, как взрослые, знаем как лучше, а дети – лишь объект причинения этой опеки.

На самом деле дети устали. Они устали от того, что рынок образования и развлечений предлагает им 2 крайности – либо жесткая утрамбовка головы знаниями, либо желание угодить краткосрочными спецэффектами.

Continue Reading →