История одного пожара, или Как часто мы путаем трагедию с расходами

Я всегда очень болезненно переносила трагедии и потери.

В моем мире сгоревший дом – это трагедия. Но эта история заставила меня изменить определение трагедии и более философски отнестись к «потерям».

Эта история поменяла мое отношение к мечтам, к силе сообщества и мужеству просить о помощи. Фраза «держитесь» обрела новые смыслы.

В 2019 году наши коллеги построили свободную школу в Виннице.

Планировали сделать в ней центр, в котором будут бурлить не только школьные занятия, но и дискуссии, тренинги, семинары и тусовки про альтернативное и демократическое образование.

Горели глаза, вскипали идеи!

Много работы своими руками, гораздо более привычными к клавиатуре, чем к стройматериалам.

Но это было для них важно: построить дом для школы своих детей. Построить вместе – горсткой детей и родителей, создать это пространство для себя и для других.

Было вложено всё: душа, деньги, силы. Все до последнего.

В один февральский вечер через несколько недель после запуска в эксплуатацию дом сгорел. Весь до фундамента. Из-за неисправности котла. Сгорел за считанные часы.

Continue Reading →

Уроки лидерства за штурвалом корабля

Выигрывает не тот, у кого самая высокая скорость. Лучший — тот, кто умеет вести корабль и людей при любой погоде и в любом ветре

Я стою у штурвала старой доброй Голландии. Это моя вторая поездка помощником матроса на судне. Благодаря работе с веревками и парусами, благодаря балансированию судна с помощью специальных швертов, я многое узнаю о лидерстве, и мне хочется поделиться этими уроками.

Присутствуй в моменте

Наш капитан — 45-летняя Эвелин. Она показывает мне, как управлять идущем на парусах судне. Она 23 года ходит под парусами, из них 20 — капитаном собственного судна, Голландии. Легкость и грациозность, с которой она крутит штурвал, создает ложное впечатление, что это просто. Эвелин умеет делать на этом корабле все, она установила туда новый мотор, перебрала в нем всю механику, она чинит абсолютно все без внешней помощи и очень трепетно относится к техническому состоянию и порядку на корабле.

Тебе нужен максимальный фокус на том, что происходит. Полное, глубокое присутствие в моменте, — говорит Эвелин.

Что ты отслеживаешь, когда стоишь у руля? Continue Reading →

Зачем дарить подарки учителям

Если у кого-то спросить, что означают эти подарки, никто не сможет дать ответ. Но продолжает скидываться, ведь так делают все

Мой первый учительский опыт был в 16. Благодаря хорошему английскому я начала работать в частной группе детского сада. Я просто разговаривала с детьми на английском.

Первый и единственный подарок за почти 20 лет преподавательской работы я получила тогда же, в 16. Беспокойная мама одного активного ребенка втихаря сунула мне бутылку. Это был ликер киви химически зеленого цвета, популярный в 90-е. Я помню эту бутылку до сих пор. Она отказалась принять ее обратно, я отказалась взять ее, поэтому она еще какое-то время болталась в детсадовском шкафчике пока кто-то не нашел ей применение.

Я не совсем понимала, что она хотела сказать этим подарком. Расплатиться за дополнительные усилия в отношении ее гиперактивного ребенка? Добиться большего внимания или особенного отношения? Что она хотела взамен?

Будучи ребенком сама, я чувствовала, что эта бутылка создавала дополнительные ожидания и обязательства. Не совсем ясные и прозрачные для всех сторон сделки. Continue Reading →

Я — самостоятельная мама: истории трех успешных и счастливых женщин

«Мать-одиночка», «неполная семья» — именно так очень часто называют женщину, которая воспитывает ребенка без мужа. Героиня статьи Анастасия Леухина предлагает заменить эти дискриминационные термины на более приемлемый — «самостоятельная мама». Мы попросили трех современных самостоятельных мам рассказать, как им удается выруливать и при этом быть счастливыми.

Анастасия Леухина

соучредитель платформы «Образовательный эксперимент»,
преподаватель Киевской школы экономики, мама 13-летнего Клима

 

Как-то в государственном учреждении я столкнулась с формулировкой «ребенок из неполной семьи». Меня очень задело это «неполная семья». Я начала думать, а что меня так сильно раздражает в этой фразе, и поняла, что это не про меня и моего сына. Семья может быть в разных комплектах, но ее полноту определяет не комплектность: вокруг очень много семей с мамой и папой, но по сути они не добавляют семье полноты. Важны не количество и возраст людей, а то, что эти люди в семью привносят. У меня есть ощущение, что я создаю качество полной семьи для своего сына и для себя, несмотря на то, что воспитываю его без отца.

Другая формулировка — «мать-одиночка». Это советский штамп, который очень обесценивает женщину.

Обе эти формулировки ассоциируются с бедностью, незащищенностью, с тем, что с этой женщиной не все хорошо, потому что она не смогла сохранить семью и удержать мужчину. В таких представлениях очень много стигмы. Тогда как самостоятельная мама на самом деле выруливает и справляется.

Continue Reading →

Возможно ли мотивировать подростков? Опыт Анастасии Леухиной

Эту неделю я провожу с кучкой 10 — 15-летних подростков на хуторе. Кемп имеет приставку «релакс» и название «Практикум свободы».

Я закупаю лучшие продукты в Киеве, с любовью выбираю овощи на черниговском рынке и заказываю бездрожжевой хлеб в любимой частной пекарне, потом вожу и забираю детей с поезда. Я фасилитирую в течение дня, разбираюсь с кучкой бытовых неурядиц и напряжений — у детей и у их родителей.

Иногда я задумываюсь, насколько рационально использовать свое время на все это, вместо того чтобы отдохнуть, просто побыть со своим сыном или выполнить очередной кусок работы?

Continue Reading →

Тиждень з 13 підлітками: уроки і висновки

Останній тиждень я провела з купкою підлітків від 10 до 15 років на далекому хуторі. Настільки далекому, що туди ні інтернет, ні мобільний зв’язок не долітають.

Ми звикли вважати, що дітям для щастя потрібні розваги і спецефекти, патерналістський догляд і турбота, що дорослі завжди знають краще, а діти — лише об’єкт заподіяння цього добра. Насправді діти втомилися. Вони втомилися від того, що ринок освіти і розваг пропонує їм дві крайності: або жорстке утрамбовування голови знаннями, або бажання догодити короткостроковими видовищними спецефектами. Вони втомилися від того, що у них немає права голосу і що вони не можуть впливати на своє життя, меню і оточення — за них все роблять дорослі. З найкращими намірами. Вони хочуть поваги і прийняття, а отримують гіперопіку. Вони хочуть вчитися конструктивно конфліктувати, а натомість відточують навички маніпуляції.

Continue Reading →

Что нужно подросткам?

Эту неделю я провела с тринадцатью подростками от 10 до 15 на хуторе.

Я изучала их запросы и потребности, экспериментировала с подходами и форматами, чтоб понять – как с ними жить и работать? Что можно сделать, чтоб заинтересовать и мотивировать? Как выстроить отношения без потери своего ранга и веса? И как поддержать их во взаимодействии друг с другом?

Мы привыкли считать, что детям для счастья нужны развлечения и зрелища, уход и забота, что мы, как взрослые, знаем как лучше, а дети – лишь объект причинения этой опеки.

На самом деле дети устали. Они устали от того, что рынок образования и развлечений предлагает им 2 крайности – либо жесткая утрамбовка головы знаниями, либо желание угодить краткосрочными спецэффектами.

Continue Reading →

«Рот закрой, тварь»

Почему доктора не пускают родителей в реанимацию

История из киевской детской больницы о том, как годовалую Эмму забрали у мамы в реанимацию, чтобы поставить ей катетер, оставив маму за закрытыми дверями, слушать, как на ребенка орет доктор-мужчина «Рот закрой, тварь», всколыхнула соцсети.

Наше февральское исследование подтверждает, что случай Эммы и ее мамы не единичен. Каждого пятого не пустили в реанимацию. 40% родителей самым больным и унизительным во время пребывания своих детей в реанимации считают не взятки, не отсутствие препаратов и не бытовые условия. Даже тяжелое состояние родственника как источник переживаний на третьем месте. Самое унизительное для семей – ограничение в доступе и отношение персонала.

Уже полгода мы работаем с командами нескольких реанимаций детской больницы, чтобы понять, как сделать взаимодействие между персоналом и пациентами более человечным и менее стрессовым для обеих сторон.

Однажды мы сидим на казенных больничных лавках узким кругом с командой больницы и говорим о своих переживаниях и ценностях.  Continue Reading →

Найстрашніший результат другого туру

Найстрашніший результат  не Зеленський, і не Порошенко, і навіть не Тимошенко чи Коломойський в прем’єрському кріслі

Найстрашніший результат – це насильницький протест проти підсумків виборів руками тих, хто не згоден з ними. За екстремальною демонізацією іншої сторони (тупі, олігофрени) обов’язково послідує їх дегуманізація, а нелюдів можна вбивати. Так працює ескалація в конфлікті дорогою до насильства.

Результати показують, що у країни дуже різні погляди на ситуацію і її розвиток. І хто б не отримав більше відсотків на виході, друга половина буде обурена. Важливо, щоб це обурення залишилося в рамках ненасильницької боротьби без провокацій.

У міжнародного співтовариства (яке нас, власне, кредитує, підтримує реформи і вводить санкції проти нашого північного сусіда) вільні і справедливі вибори – це святе. Ми можемо бути незадоволені, розгнівані, можемо не поважати переможця або вважати його негідним. Чи можемо дивуватися і розчаровуватися. Але ознака розвиненого суспільства полягає в тому, щоб всіма силами незалежно від результату самих виборів, захищати принцип і процедуру, захищати голос і захищати результат чесних виборів.

Continue Reading →