Интервью для WoMo. Женщины в Национальной полиции

Анастасия Леухина: «Нам нужно институционально создавать инструменты борьбы с дискриминацией»

Женщины в Нацполиции Украины

Анастасия Леухина – эксперт коммуникаций, много лет посвятила изучению конфликтов, миротворческой работы, переговоров. Более того, Анастасия еще и практик, она реализует общественные проекты, является членом экспертного совета по реформированию МВД. Мы поговорили с Анастасией о необходимых изменениях в полиции, с точки зрения гендерного равенства.

Расскажите, пожалуйста, о вашем образовании. Почему вы сделали выбор в пользу коммуникаций?

Я всегда была общительной, мне нравится работать с людьми. Я родилась в год обезьяны и когда была маленькой, мама в шутку называла меня «общительной обезьяной». Поэтому коммуникации – естественный выбор. Во время учебы в Канаде я пошла на стажировку в центр медиации, и там мне стала интересна работа с конфликтами, посредничество в конфликтах. В Штатах я закончила магистерскую программу по миротворчеству, и этот интерес продолжается и сейчас в преподавании и практике ведения переговоров.

В ООН говорят, что женщины могут привнести свою уникальную лепту в переговоры, делать это гармонично. Это так, по вашему мнению?

Я согласна с этим. Будучи студенткой Могилянки, я попала на семинар от ПРООН, где британская журналистка рассказывала о своем опыте интервью с женщиной, которая потеряла сына в войне на Балканах. И среди обломков эта женщина говорила: «Если бы у меня был доступ к переговорам и принятию решений, история могла бы пойти иначе». Я действительно верю, что женщины хороши в коммуникациях и выстраивании горизонтальных связей, и продвигаю идею того, что нам нужно больше женщин в полиции. За счет навыков мягкой силы женщины умеют очень хорошо справляться с конфликтами и не доводить до эскалации и насилия.

Гендерное равенство

В полиции есть формальное признание гендерного равенства, но некоторые подразделения заявляют, что реально женщины им не нужны. Что с этим делать?

20% женщин в украинской патрульной полиции — это большой прорыв. Но даже в США процент женщин на службе падает ниже 10%. Коллеги-полицейские объясняют этот тренд тем, что им постоянно приходится доказывать, чего ты стоишь, и это очень утомительно.

Думаю, мы должны рассматривать проблему с точки зрения спроса и предложения. С одной стороны, женщинам важно отстаивать свои права. С другой стороны, нам нужно институционально создавать условия, в которых женщинам не нужно будет доказывать себя, и будут правовые и организационные предохранители, инструменты борьбы с дискриминацией. Я думаю, что нам нужны правила игры внутри полиции.

Конечно же, руководство должно осознать ценность женщин. Кажется, это осознание начинает появляться, хотя, к примеру, был случай в Краматорске, потрясший меня. Женщины-полицейские написали открытое обращение к руководству Национальной полиции о притеснениях, которые они испытывают, и не получили никакого публичного ответа, никакой реакции. В таких случаях иногда бывает достаточно, чтобы глава Нацполиции сказал(а) – мы осуждаем дискриминацию и будем с ней бороться. Даже если за этим не последуют расследование, аресты, увольнения, публичное осуждение притеснителя, публичная реакция была бы очень важна.

То есть вы выступаете за квоты, позитивную дискриминацию?

Да. Считаю, что в условиях многолетней дискриминации сейчас важно выровнять, сместить баланс и с помощью таких методов. Женщины-полицейские великолепно проявили себя не только на рядовых, но и на руководящих должностях – будь то во Львове, Киеве, Борисполе или Днепре.

 

Беседовала Галина Ковальчук. Фото: Григорий Веприк

Оригинал интервью

Мое предыдущее интервью WoMo о кампании #пуститевреанимацию

О молодости, опыте и женщинах на госслужбе

Назначение Насти Деевой на должность замминистра МВД вызвало бурю обсуждений.

Бурю, поднимающую на поверхность 3 важных вопроса: про опыт и молодость, про женщину и про минимальный уровень компетенций для поставленной на высокой должности задачи.

От качества этого дискурса зависит, как много молодых людей в общем, и женщин всех возрастов в частности, попробуют себя во власти. А от прилива этой свежей крови зависит – выживем ли мы как страна или нет.

Про опыт и молодость

Когда мы создавали патрульную службу, я видела, как грузины стремились найти молодняк.

Им нужны были 20+. И они очень умело использовали юную и резвую энергию для выполнения массы задач. Это было интересно. Это было продуктивно. Не всегда безошибочно, не всегда глубоко, не всегда с должным взвешиванием рисков, но всегда очень бодро и с бессонными ночами напролет.

Если посмотреть на историю разных европейских проектов технической помощи, заметно, что многие из них заканчивались провалом. Кроме сложных украинских политических и экономических реалий, их «валили» дорогостоящие европейские консультанты.

Continue Reading →

Кампания #ПуститевРеанимацию открыла двери

Пресс-конференция по результатом новопринятого приказа МОЗа. (и я там был, мед, пиво не пил, но высказаться успел :- )

Українською

In English

Женщины в милиции: на своем месте

В старой украинской милиции количество женщин мизерно. Их почти не найдешь на руководящих должностях. Большинство из них оседают на должностях, традиционно «женских» — работа с малолетними преступниками (КМСД), пресс-служба и отдел кадров. Часть работает на экспертных должностях в криминалистике или образовательной системе МВД. Часть женщин-сотрудников занимается «бумажной работой» в следствии, но стеклянный потолок редко дает им пробиться выше начальников районных подразделений.

На этапе подачи заявок на прием в патрульную службу Киева каждым третьим аппликантом была женщина. На этапе отобранных кандидатов их около 20%. В конце 2013 года, согласно официальной статистике, количество женщин, числящихся в патрульно-постовой службе, составляло 5%, но на улицах украинских городов их не было видно совсем.

Вопросом о том, справятся ли молодые женщины с работой патруля, задаются многие. В связи с давней традицией мужского доминирования в правоохранительных структурах, в обществе (и в МВД тоже) есть убеждение, что женщины не так сильны, хуже переносят стресс и не справятся с заданиями отважной новой полиции.

Милицию недаром называют силовой структурой, и понятна логика тех старых кадров, которые считают, что женщины у нас только для красоты, а сила – удел мужчин. Но в этой логической цепочке есть несколько провалов.

Во всем прогрессивном мире правоохранительные органы уходят от силовой составляющей (напугать и покарать) и начинают ориентироваться на сервисные функции (предотвратить и помочь). Новый слоган МВД про «служить и защищать» не так уж инновационен – к этому приходит полиция всех развитых стран потому, что тактика устрашения своим видом доказывает свою неэффективность.

Как делились коллеги из ФБР: «Только в кино преступления раскрываются с помощью оружия и технологий. В реальной жизни большую часть преступлении мы раскрываем с помощью умения общаться с людьми».

В 21 веке эффективность полиции во многом зависит от помощи населения и партнерства с ним. Эти отношения надо строить каждый день, без выходных. С запугиванием милиционеры-мужчины справлялись, но когда дело доходит до построения отношений с громадой, женщины справятся не хуже своих коллег-мужчин.

Ориентация милиции на сервис и профилактику требует от ее сотрудников совсем иного набора компетенций, чем от сотрудников старой милиции. Чтоб устрашить и покарать, нужна физическая сила. Та самая грубая сила, оружие и устрашающий вид супермена. Чтоб предотвращать преступления и служить, нужна сила иного порядка. Полиция нового формата в большинстве случаев должна справляться силой своего эмоционального разума, чуткого сердца и здравого рассудка.

Большинство рабочего времени на работе патрульные проводят не в драках и перестрелках. Они общаются с людьми – не только с преступниками, но и с обычными прохожими. У женщин эмоциональный разум развит не хуже, а иногда даже лучше, чем у мужчин, а значит, у них все получится.

Применение спецсредств или физической силы значительно повышает риски для жизни сотрудников милиции и окружающих, все более востребованным методом разрешения конфликтных ситуаций становится «вербальная деэскалации» (то есть понижение эмоционального накала с помощью слов).

В ситуациях повышенного напряжения, у мужчин-преступников чаще и быстрее срабатывает инстинкт «атаковать», но драться с женщиной позволит себе не каждый.

Моя коллега из Калифорнийской полицейской академии поделилась, исходя из своего 30-летнего полицейского стажа, коллеги-женщины более умелы в деэскалации конфликтных ситуаций, чем мужчины. С помощью слов они лучше снимут накал страстей и разъяснят буянящим алкоголикам, бомжам с психическими отклонениями и агрессивным преступникам ситуацию, их права и обязанности.

Но если таки говорить о физической форме и силе, то без нее современным полицейским никак. На этапе отбора все кандидаты проходят проверку физической подготовки. В работе полицейского важна не столько мышечная сила, сколько навыки и умения самозащиты, которые отрабатываются до малейших подробностей на занятиях по тактической подготовке. Отточенные до автоматизма навыки самозащиты и умение владеть собой в ситуациях повышенного стресса – сила, которая доступна не только мужчинам-полицейским, но и их коллегам женского пола.

Когда я спросила у коллеги-американки почему так мало женщин идут в полицию и остаются в ней работать, она сказала – «Потому что постоянно доказывать, что ты компетентен, очень утомительно.»

Несколько сотен молодых женщин сделали шаг навстречу новой патрульной службы, а теперь наша очередь, как общества, сделать ответный шаг – дать шанс. От того, как мы будем относиться к полицейским-женщинам, которые скоро выйдут патрулировать улицы; от того, будут ли женщины идти в полицию; от того, поддержим ли мы их в этой нелегкой работе, зависит какая у нас будет новая полиция. Устрашающая или заботливая. Выбор за нами. Дать шанс будущему или оставаться в прошлом.

Украинская правда