Хто повинен і не повинен входити до атестаційних комісій поліції?

Фото: telegraph.com.ua

Фото: telegraph.com.ua

Переатестація міліції в поліцію – практика, яка або стане основою для побудови здорових механізмів участі громадськості у прийнятті рішень та проведення кадрового аудиту в усіх сферах публічного управління, або надовго поховає цю ідею для всієї країни.

Залучення представників громадськості до кадрових рішень усіх рівней – безпрецедентне для силової структури не тільки в Україні, але й у світі.

Всі попередні переатестації міліціонерів були справою формальною, позбавленою будь-якої об’єктивності та часто полягали у проставлянні галочок навпроти майже всіх імен.

Кадрові призначення часто відбувалися завдяки грошам, персональній лояльності та зв’язкам.

Вміння, навички, мотивація та потенціал працівника рідко бралися до уваги, тому в системі було багато перекосів, які не сприяли її розвитку.

Це перший раз, коли (а) використовуються тести для визначення інтелектуального рівня та оцінки знань працівників, (б) на співробітника дивляться як на особистість зі слабкими та сильними сторонами, а не просто як на гвинтик.

Перший раз, коли люди отримують шанс бути підвищеними без грошей чи зв’язків.

Перший раз, коли міліціонери шукають в кого навчитися та як підготуватися, а не кому заплатити чи де купити тести.

Перший раз, коли громадськість разом з відомством на практиці відповідає на питання «Яка поліція нам потрібна?».

Перший раз, коли люди, які перебувають поза системою, мають реальне право голосу щодо того, що відбувається всередині.

Саме тому склад атестаційної комісії так само важливий, як і персональний склад керівників поліції.

Під час роботи в Києві головою комісії я спостерігала за хворобливим процесом внесення постійних змін до складу комісій.

Розуміла, що відбір членів комісій з чисельної громадськості для атестації міліціонерів буде кропітким, але не усвідомлювала наскільки. Continue Reading →

Краткая история о том, как появился этот сайт :- )

Однажды, прочитав мою колонку, один коллега подошел ко мне и сказал: «Настя, тебе нужно сделать сайт и собрать все колонки в одним месте.»

«Да ну зачем мне свой сайт. Все гуглится. Кто хочет, тот всегда найдет,» — подумала она.

Но потом меня таки замучили сомнения и, не найдя пару старых текстов на сайтах изданий, я решилась разместить всю коллекцию колонок в одном месте 🙂 И в этот момент я попросила о помощи другого коллегу, который и помог поработать над сайтом и сделать из него финальный продукт. И мне вдвойне приятно, что я одолела этот сайтоконструкторский проект самостоятельно 🙂 Я уже поняла, что работа над сайтом — бесконечна, но стены, пол и потолок уже готовы — заходите в гости!

Давайте волшебные пендели своим друзьям и колегам. Иногда некоторые из них будут Вам благодарны :- )

Спасибо, Антону Ермоленко за волшебный пендель, Максону Пуговскому — за коучинг и помощь в разработке сайта, Анастасии Рингис — за работу лучшего в мире редактора и вдохновителя многих колонок, Юрию Панину — за фото (он единственный делает фото меня, которые мне нравятся всегда 🙂 и любимой художнице Лесе Квик за подарок в виде иллюстрации осеннего Львова.

Правила доброго тролля

Я часто думаю о том, что нам нужны не реформы, а большая доза здравого смысла. Чтоб не быть голословной, пытаюсь ее привносить в общении с властями. Лично и коротко.

Еще недавно я негодовала по поводу бесполезности киевской городской горячей линии 1551. Когда кол-центр запустил мэр Киева Леонид Черновецкий, я была его лояльным клиентом. С помощью 1551 мне удавалось чинить обгоревшие лифты, освещение, шоссе, устранять обрывы на линиях электропередач над автодорогами и заставлять ЖЭК исправить отопление и просто делать свою работу.

Каждая малая победа с телефонной трубкой в руках окрыляла меня и придавала сил пробовать дальше. И в этом взаимодействии была какая-то магия. Как гражданин, ты мог позвонить в горадминистрацию, сообщить, что что-то не так, и они реагировали, ремонтировали, отписывались и отзванивались.

После ухода Черновецкого горячая линия «подстыла» и хуже реагировала, а я стала реже звонить – из-за отсутствия тех самых телефонных побед над бюрократией.

В прошлом году после Майдана появилось новое ощущение причастности к киевскому городскому пространству, и я снова обратилась в 1551. Снова с телефона —  но уже решила не звонить, а отправлять обращения через мобильное приложение.

Поскольку отправить сообщение со смартфона просто и быстро, то когда я попадаю в очереди, занимаю себя отправкой обратной связи городским властям.

За последние полгода я писала им о курящей бухгалтерше в помещении ЖЕКа, неудобном графике приема паспортиста и плохой координации работы с Центрами предоставления административных услуг (ЦНАП), о задержке в подключении дома к отоплению, о неправильных начислениях за коммунальные услуги и парковке автомобилей рядом с памятником Леониду Быкову.

Continue Reading →

Приветливость как долгосрочная стратегия

Screen Shot 2015-12-22 at 12.37.19При подготовке к чемпионату по футболу Львов раскручивал свой имидж как города приветливого. Многие рестораны во Львове пестрят наклейками «Львов — приветливый город».

После активного отдыха на природе я с ребенком на День Независимости попала во львовский травмпункт, где мы протестировали город на раскрученную приветливость.

Во все без исключения государственные учреждения я иду без настроения. Моя жизнь в Украине мне кажется удавшейся, пока не нужно встречаться лицом к лицу с государством — то ли для получения справки, то ли услуги. Continue Reading →

Трудности коммуникации

Уже восемь лет я преподаю коммуникации в разных видах для украинского бизнеса. Компании хотят, чтобы их сотрудники лучше общались друг с другом, с клиентами, эффективнее убеждали и делали привлекательные презентации.

Несколько раз меня одолевала профессиональная депрессия оттого, что вещи, о которых мне приходится говорить в аудитории, просты и банальны. И правда, ничего нового нет в том, что нужно учитывать потребности аудитории, ставить перед выступлением конкретные цели, вызывать у своих слушателей яркие эмоции и четко формулировать ключевой месседж. Continue Reading →

Профессия медиатор: двойная выгода без суда

Когда более десятилетия назад я вернулась из Канады сертифицированным специалистом по альтернативному разрешению споров, мне казалось, что перспективы медиации как культуры привлечения третьей стороны в решение конфликта в Украине близки к нулю.

Анастасия Леухина, тьютор курса «переговоры» Эдинбургской бизнес-школы в Восточной Европе специально для UBR.UA

В конце 90-х — начале 2000-х в университетах Северной Америки создавались не только дипломные или сертифицированные программы по медиации, но и отделы или центры по медиации внутренне-университетских вопросов. Канадская компания, предоставляющая услуги по медиации, в которой я училась и работала, только начинала получать заказы на проведение живых медиаций от госструктур и частных компаний, и это свидетельствовало о прогрессе рынка.

Сначала рынок был достаточно насыщен всевозможными учебными программами, но всем обученным специалистам не хватало практики – потому что реальных заказов было очень мало, и они были очень редкими. 

В то время в Украине слово «медиация» было известно лишь маленькой группе людей. Среднестатистический украинец путал медиацию с восточной практикой медиТации или с медиатором — пластинкой для игры на гитаре, либо вовсе не задумывался о том, что «это такое и с чем его едят».

На данный момент, тот самый среднестатистический украинец, вероятно, в общем и целом не намного больше знает о медиации. Зато профессиональное сообщество уже выросло и повзрослело, некоторые университеты и школы внедряют курсы по медиации в свои программы, чиновники, юристы и судьи не только пишут, но и используют медиацию в работе, некоторые компании созревают к тому, чтоб учить своих людей этому навыку.

Из основных сложностей для тех, кто берется «привносить медиацию» в жизнь украинцев, я бы выделила следующие:

Continue Reading →